22 | 09 | 2017

Публикации

Памяти Учителя

В конце 2016 года ушел из жизни замечательный человек, великий труженик и настоящий ученый, стоявший в начале 60-х годов прошлого века у истоков возрождения в нашей стране очень востребованной обществом и государством науки - социологии, Магдий Алимжанович Нугаев.

Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки, он до последних дней жизни продолжал работать главным научным сотрудником в Центре перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан.

Участник Великой Отечественной войны, полковник, летчик, профессор М.А.Нугаев, помножив свою нескончаемую энергию и юношеский задор на зрелость ученого и педагогическую мудрость, на протяжении 60 лет продолжал свой кажущийся всем нам нескончаемый полет, паря высоко над облаками и ведя за собой полк своих учеников, достойно продолжающих и развивающих дело Учителя.

Магдий Алимжанович создал свою уникальную и неповторимую научную школу, стал поистине патриархом социологической науки Республики Татарстан. За свою долгую 95-летнюю жизнь он подготовил и выпустил более 100 кандидатов и докторов наук. Сплоченный коллектив его учеников благодаря научному руководителю всегда был сконцентрирован на стремлении осмыслить и понять новое, а учитель, организуя научные дискуссии, призывал полемистов к тому, чтобы смотреть на исследуемый объект сквозь призму обожаемых им дисциплинарного эклектизма, междисциплинарного подхода и деятельностного метода. С каких бы мировоззренческих позиций не отстаивали свои научные взгляды мы, его ученики, такт профессионального дипломата - выпускника МГИМО, опытного партийного работника, около 10 лет руководившего лекторской группой Татарского обкома КПСС, мудрого педагога позволял профессору М.А.Нугаеву переводить разрешение спорных ситуаций в мирное, конструктивное русло.

В теоретико-методологическую основу многих работ, выполненных его учениками, включены базовые положения разработанной учителем теории трудовой и предпринимательской активности.

Теоретические достижения и педагогические заслуги Магдия Алимжановича самым тесным образом связаны с его организаторской деятельностью и прикладными социологическими исследованиями. Долгое время он успешно руководил кафедрой социологии Казанского государственного педагогического института и социологической лабораторией Казанского государственного университета, возглавлял Татарстанское отделение Российского общества социологов. Результатом многолетних исследований стало создание социологической модели качества социального потенциала региона. Эта модель включает в себя как основательную теоретико-методологическую базу, так и организованную с ее помощью в целостную систему эмпирику или ту самую легко ускользающую из вида динамичную, неустойчивую, изменяющуюся социальную реальность, которую всегда трудно понять и объяснить.

Стремительно летит время, оставляя за бортом череду событий и дат. Еще совсем недавно, поздравляя М.А.Нугаева с 95-летием, мы обсуждали с ним новые научные планы в преддверии 100-летия великих русских революций 1917 года, отсветы которых озарили начало его жизни и во многом определили дальнейшую судьбу. Мы всегда будем помнить наказ нашего Учителя, что необходимо набраться мужества, закатать рукава и трудиться, трудиться и трудиться, поскольку трудовая активность - залог здоровья, долголетия и успехов.

Государство и научное сообщество высоко оценили заслуги профессора М.А.Нугаева. Он был награжден орденом Отечественной войны II степени, 20 медалями, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета РТ (1996), Благодарственным письмом Президента РТ (2006), серебряной медалью им. Питирима Сорокина (2008), орденом Labora et Scientia (2013).

Имел почетные звания «Заслуженный деятель науки РТ» (1981), «Основатель научной школы» (2008), «Почетный гражданин г. Набережные Челны».

Светлая память о профессоре Магдии Алимжановиче Нугаеве, нашем учителе, коллеге и друге, навсегда сохранится в наших сердцах.

Председатель научного совета по социологии Академии наук Республики Татарстан, председатель Татарстанского отделения Российского общества социологов, профессор Казанского федерального университета А.Н.Ершов.

*   *   *

Государственное дело мастера боится

На недавнем заседании республиканского Совета безопасности Президент Минтимер Шаймиев поставил перед ректоратом высшей школы немало вопросов, касающихся качества образования. В контексте решения этих проблем в Академии государственного и муниципального управления при Президенте РТ уже обратили внимание на преемственность системы подготовки государственных служащих и программ повышения квалификации. И сегодня вуз набирает слушателей на новую специальность "Специалист по государственному и муниципальному управлению". Чем обусловлено ее введение в дополнительное профессиональное образование для госслужащих? Об этом наш разговор с ректором академии Андреем Ершовым.

— Андрей Николаевич, в вашем вузе не первый год готовят менеджеров для государственных и муниципальных органов управления. Почти 90 процентов из них трудоустраиваются в госструктурах разного уровня. Это говорит о высокой востребованности выпускников. И вот вводится новая специальность, которая, честно говоря, воспринимается как синоним уже имеющейся в вузе специальности менеджера. Хотя английское ее название "Master of Publie Administration" — звучит интригующе, а слово "мастер" — особенно привлекательно. Скажите, что в новом "ларчике"?

— Ключевое слово здесь как раз "мастер" — то есть человек, достигший высокого совершенства в своем деле. Именно в таких мастерах-госслужащих сегодня нуждается страна. Напомню: административная реформа — приоритетное направление переустройства всей системы государственного управления в России. Ее реализация неразрывно связана с оптимизацией численности государственных служащих при повышении качества работы госаппарата. Решение этой задачи — в совершенствовании общего уровня профессиональной подготовки. Это означает применение новых подходов к системе подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров госуправления.

Обязательным условием для поступления на госслужбу является наличие базового образования и специальной профильной подготовки. Кроме того, в процессе карьерного роста госслужащий должен обучаться на курсах переподготовки, повышения квалификации, проходить стажировки и так далее. К концу прошлого века во многих развитых странах были созданы специальные программы подготовки кадров для госслужбы, которые укладываются в единый образовательный стандарт, получивший название МРА — Master of Publie Administration.

— Из ваших слов понятно, что новация пришла к нам из-за рубежа. О чем же говорит опыт заграницы, где, судя по всему, программы МРА давно и эффективно работают?

— Мы изучили программы США, Канады, Германии, Франции, Италии и других стран. Кстати, в Китае с 2001 года программы МРА введены в 47 вузах и здесь подготовлены более 10 тысяч специалистов. Не останавливаясь на различиях и специфике, скажу об общих чертах, которые позволяют говорить об универсальности данной специальности, независимо от страны или вуза. Так, названная программа — обязательна для любого чиновника. Обучение происходит только на базе высшего образования. Продолжительность варьируется от года до трех лет. Большое внимание уделяется развитию практических навыков и умений. Кроме того, одним из обязательных завершающих этапов обучения является стажировка в государственных или муниципальных органах власти.

— Вы говорите о программах МРА, а ведь есть еще и программы МВА…

— Эти программы надо четко различать. Программы МРА ориентированы исключительно на подготовку управленцев. Суть их состоит в "научении управлению ради общественной пользы". Цель обучения программ МВА — Master of Business Administration — "извлечение прибыли".
Первая особенность программ серии МРА и их разновидностей состоит в том, что обучаемые получают знания сразу по трем смежным областям — экономике, юриспруденции и менеджменту. Дополнительно к этому предусматривается хорошая подготовка по психологии, социологии и политологии, а также языковая подготовка.

Во-вторых, обязательность не менее двухлетнего стажа государственной либо муниципальной службы или не менее пяти лет стажа работы после окончания вуза.

В-третьих, программа МРА предусматривает конкурсный отбор кандидатов.

— У академии давние контакты с Францией. Наверняка на опыт коллег из этой страны обращалось особое внимание?

— Система подготовки государственных служащих во Франции отличается стройностью и продуманностью. В нее входят несколько специальных учебных заведений. Более десяти лет наш вуз сотрудничает с Институтом регионального администрирования города Лилль. Познакомились мы и с деятельностью Парижского международного института политических наук, где внедрена программа "Магистр государственного управления". Ее миссия состоит в развитии рефлексивных и аналитических способностей будущих официальных лиц в сложном мире государственной политики путем привития им управленческих навыков для принятия политических решений высокого уровня в глобальном контексте. Есть у нас деловые связи и с Высшей школой управления, куда в апреле отправится стажироваться ряд руководителей государственных и муниципальных органов управления республики.

— Андрей Николаевич, познакомьте с российской программой МРА и скажите, существуют ли какие-либо условия для вузов, внедряющих ее?

— Обучение у нас планируется с октября. Предполагается внедрение двухгодичного варианта. Государственные требования к вузу — это наличие действующей лицензии и аккредитации по специальности "Государственное и муниципальное управление", а также опыт обучения государственных и муниципальных служащих по программам высшего и дополнительного профессионального образования не менее 5 лет. Преимущество отдается вузам, находящимся в непосредственном подчинении федеральной, региональной и муниципальной власти.

У нашей академии хорошая репутация по подготовке государственных служащих. Это инновационное учебное заведение. Уже сегодня нашими кафедрами разрабатываются созвучные времени курсы. Например, "Реализация национальных проектов в муниципальных округах", "Стратегическое управление реформой жилищно-коммунального хозяйства", "Проблемы безопасности России" (с учетом расширения НАТО на Восток), а также научные дисциплины по социальной проблематике и другим направлениям. Заключен договор о содружестве с казанской мэрией, на базе которой создается кафедра муниципальной службы и молодежный исполком. То есть в нашем вузе учебный план — не догма. Он гибкий и обновляется с учетом времени.

Более 70 процентов преподавателей, участвующих в реализации программы, — с учеными степенями, около 30 процентов — специалисты-практики, работающие в органах государственной и муниципальной службы. В академии преподают государственные и муниципальные служащие, многие из которых — с учеными степенями.

Материально-техническая оснащенность, современные образовательные технологии вуза привлекают известных ученых из Москвы и Петербурга, дальнего зарубежья, которые выступают у нас с лекциями.

— В продолжение нашего разговора о системе программ МРА: вызвала интерес особенность, связанная с конкурсным отбором кандидатов. Расскажите об этом поподробнее.

— Хороший государственный служащий — "товар штучный". Даже в Китае подготовка по программе МРА не поставлена на массовый поток. В стране с населением более миллиарда человек за семь лет подготовлено всего десять тысяч специалистов. Мы же планируем для начала подготовить около ста человек из числа руководителей госмуниципальных органов. Отбор будет очень тщательным. Кандидатов ожидают вступительные испытания в виде теста, написание тематического эссе.

Сама программа обязывает отбирать инициативных и активных, с выраженными лидерскими качествами кандидатов. Конкурс направлен на выявление у кандидатов таких необходимых качеств, как ясность и четкость мышления, умение выражать свои мысли, оценивать ситуацию, использовать благоприятные и создавать новые возможности. Кстати, по результатам учебы слушатели будут сдавать государственные экзамены, в том числе по иностранному языку. Они получат диплом государственного образца. И в дальнейшем, конечно же, подразумевается карьерный рост госслужащих с новой квалификацией.

— Но ведь сдача на "отлично" пусть даже китайского языка и пятерки по другим дисциплинам, наличие дополнительной "корочки" об образовании не могут быть основанием для карьерного роста?

— Разумеется. Есть много требований к слушателям, освоившим программу МРА. С позиции стратегического мышления на государственной службе они должны уметь не только обобщать информацию, но и формировать видение перспективы, предвидеть тенденции развития в подразделении, организации, преобразовывать идеи в конкретные действия…

— Вы рисуете портрет идеального чиновника — инициативного, ответственного, способного анализировать промахи… Извините, но все это не из области фантастики?

— Это формирование современного государственного служащего с позиции организации контактов с внешней и внутренней средой, навыков управления. Проще говоря, реализация задачи по воспитанию мастера, о чем мы с вами говорили в самом начале беседы.
"Внешняя и внутренняя среда" для чиновника — это прежде всего люди. Хочется верить, что не за горами время, когда для чиновников будут характерны отзывчивость, стремление помочь человеку в его жизненной ситуации, способность к позитивному межличностному общению с простыми гражданами.

— Спасибо за беседу.


Источник: http://rt-online.ru/p-rubr-obsh-7196/ 

*   *   *

См. статью в журнале "Татарстан" № 3 за 2013 год: "Госслужба. Каждый десятый - лишний?"

http://issuu.com/olesyabondarevskaya/docs/tat_03_2013?e=8661624/3796304#search 

 

 *   *   *

 

Статья А. Н. Ершова "Социология в Татарстане".

Современное состояние социологии в Татарстане - итог долгого и непростого пути. Зарождение этой науки в регионе относится к 80-м годам XIX в. Первыми социологическими работами в Казани стали статья В. В. Ивановского "Опыт изучения деятельности органов земского самоуправления в России" (1882) и защищенная им в Казанском университете диссертация "Организация местного самоуправления во Франции и Пруссии в отношении сравнительного участия в ней различных общественных классов" (1886). Анализу предмета исследования автор предпосылает обстоятельные размышления о теоретических аспектах местного самоуправления, не утратившие своей актуальности и в настоящее время. 

Спустя три года (1889) появляются работы еще одного социолога - Н. В. Рейнгардта по теории и истории социологической науки. В то же время начинает свою научную и педагогическую деятельность Г. Ф. Шершеневич - автор одного из первых отечественных учебников социологии, высоко оцененного рецензентами (среди которых был такой выдающийся российский социолог, как Н. И. Кареев) и изданного в 1910 г. в Москве.

Первые татарстанские социологи были не только позитивистами, как и большинство ученых того времени, но и сторонниками психологического направления в социологии. По-видимому, это связано с тем влиянием, которым заслуженно пользовался среди казанских обществоведов выдающийся российский психиатр В. М. Бехтерев. Именно по решению

Общества невропатологов и психиатров при Императорском Казанском университете, председателем которого он тогда был, в 1893 г. в Казани начинается издание работ видных зарубежных социологов - Г. Тарда, Р. Вормса и др. Под его влиянием для казанской социологической школы стал традиционным подход к анализу и интерпретации социальной действительности, интегрирующий социологические и психологические методы исследования.

Возможно, эта традиция повлияла на то, что становление отечественной социальной психологии оказалось неразрывно связанным с именем нашей землячки - профессора МГУ Г. М. Андреевой. Интерес к зарубежной социологии в дореволюционную эпоху выражался и в интенсивных контактах представителей социологического сообщества региона с научными кругами Европы, прежде всего, Франции, бывшей в то время своего рода "столицей" мировой социологии. Эти контакты сосредотачивались вокруг влиятельного журнала "Revue Internationale de Sociologie" и таких организаций, как Institute International de Sociologie и La Societe de Sociologie de Paris, а также социологической лаборатории Рене Вормса. Большой интерес социологов региона вызвали первые международные социологические конгрессы, подробные отчеты о работе которых были представлены в научной печати упоминавшимся В. В. Ивановским.

С именами первых татарстанских социологов связаны также работы по методологии социальных исследований. В работах В. В. Ивановского "Учение о народе", "Общество и государство", "Роль общественных наук в деле образования и воспитания", статьях Н. В. Рейнгардта "Г. Слонимский и социология", "Н. К. Михайловский и его труды", учебниках Г. Ф. Шершеневича "Социология" и Н. В. Первушина "Наука социология", М. М. Хвостова "Лекции по методологии и философии истории" закладывалась база исследования методологических проблем социального познания. Дальнейшие успехи этого направления связаны с именами члена-корреспондента АН СССР А. И. Данилова и его ученика, первого председателя Научного Совета по социологии АН Республики Татарстан и Татарстанского отделения Российского общества социологов, члена-корреспондента АН РТ В. В. Иванова, памяти которого посвящаются ежегодные научно-методические конференции, проводимые социологами Казанского государственного финансово-экономического института (КГФЭИ).

Таким образом, уже на рубеже XIX-XX вв. в Татарстане начали складываться социологические школы и направления, которые, несмотря на все трудности и противоречия истории, не только "дожили" до нашего времени, но и стали теоретической, методологической и методической основой, на которой произошло возрождение научной социологии в регионе, образовался прочный фундамент успешного развития социологических исследований, который продолжал сохраняться и в первые годы Советской власти. Уже в разгар гражданской войны в 1919 г. в Казанском университете открывается факультет общественных наук, на котором впервые в истории социология стала учебной дисциплиной, общей для всех трех отделений данного факультета. Год спустя в Казани был издан учебник "Социология", написанный С. Фарфоровским и И. Кочергиным. Это было первое учебное пособие по социологии в Советской России, созданное в соответствии с программой Наркомпроса РСФСР. В 1921 г. создается "Ассоциация для изучения общественных наук при высших учебных заведениях города Казани", начавшая выпускать свои "Сборники", на страницах которых публиковались труды зарубежных и отечественных авторов (Л. Брентано, Р. Ю. Виппер, П. И. Крутиков, Н. В. Первушин и др.). Ответом на запросы практики было создание в середине 1920-х годов в Казани первого в мире Института научной организации труда (А. И. Гастев), деятельность которого заложила основы экономической социологии.

Однако в конце 1920-х годов отношение к социологии стало меняться. С одной стороны, эмпирические исследования активно развивались, поскольку власти была необходима объективная информация о состоянии и тенденциях развития различных сторон жизнедеятельности общества. С другой же стороны, утверждалось представление о марксистской теории как единственно верной научной теории общества, раз и навсегда осветившей все проблемы не только прошлого и настоящего, но и будущего развития социума. В результате социология как наука на долгие десятилетия фактически была подменена социальной статистикой и тем, что польские коллеги определяют как "демоскопия" - описанием жизни народа. Собственно социология стала отождествляться с буржуазной наукой и даже с "лженаукой". Статус социологии как самостоятельной науки был упразднен. Одним из первых актов возрождения стало участие советских социологов в работе III Международного социологического конгресса в Амстердаме (1956 г.). Отчет "Об итогах IV Всемирного социологического конгресса" осенью в 1959 г. был одобрен ЦК КПСС, что послужило началом создания социологических групп в академических институтах и вузах Москвы, Ленинграда, Свердловска и т.д. В Казанском государственном университете социологическая лаборатория была открыта в январе 1964 г. Научным руководителем лаборатории стал Н. А. Аитов, много сделавший для становления и развития социологии в Поволжье и Башкирии, крупный специалист в области социологии труда, социального планирования и проектирования. К этому же времени относятся и первые совместные проекты социологов Татарстана и Москвы. Летом 1966 г. в Казани, Бугульме и ряде районов республики были проведены социологические исследования, организованные совместно социологической лабораторией КГУ и Академией общественных наук при ЦК КПСС. Несколько позже, в 1970-е годы, Татарстан, как типичная советская автономная республика, привлекает внимание социологов Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Свердловска и других крупных научных центров. Складываются прочные связи с такими известными отечественными социологами, как Л. М. Дробижева, В. Т. Лисовский, М. Х. Титма, О. И. Шкаратан, В. А. Ядов и др.

Таким образом, в 1960 - 1970-е гг. татарские социологи заняли достойное место в советском социологическом сообществе. Под руководством Р. Г. Балтанова, сменившего уехавшего в Уфу Н. А. Аитова, возрождается традиция исследований культуры и духовной жизни общества, восходящая к психологическому направлению в социологии, проложенному еще первыми социологами региона в XIX в. В середине 1960-х годов было проведено масштабное исследование религиозности населения республики совместно с сектором социологии религии АОН при ЦК КПСС.

Под руководством Н. А. Аитова и М. А. Нугаева ставшего преемником Р. Г. Балтанова, стала активно развиваться социология труда. В конце 1960-х-начале 1970-х гг. были проведены исследования трудовой активности рабочих предприятий республики совместно с учеными Москвы и Ленинграда. М. А. Нугаев выявил, в частности, значительную диспропорцию в качестве профессиональной подготовки среди рабочих КамАЗа. 

Социологи республики находили подходы к выявлению наиболее актуальных проблем в жизни трудовых коллективов. М. А. Нугаев вспоминает о разговоре с главным бухгалтером "Камгэсэнергостроя" (г. Набережные Челны), заявившим в ответ на предложение о социологических исследованиях причин текучести рабочей силы: "Зря Вы ломитесь в открытую дверь. Я могу заранее сказать: главное - это жилищная проблема". Однако участники исследования выявили, что основной причиной текучести кадров здесь в 1970- 1971 гг. были организация и стимулирование труда. Тогда же социальные проблемы региона послужили основой книги "Интернациональное и национальное", в которой были проанализированы тенденции развития трудовых ресурсов, динамика физического и умственного труда, создания рабочих мест, материального и морального стимулирования, характер межнациональных, семейных и межличностных отношений. Такой комплексный подход стал определяющим в работе социологических подразделений предприятий КамАза и Татнефти, созданных в 1970-е гг.

В то время еще не могло быть и речи о переводах и издании трудов зарубежных социологов, включая классиков мировой социологии, особенно в регионах. Если в центральных издательствах начиная с середины 1960-х гг. изредка выходили переводные работы Ф. Йейтса, Т. Куна и др., то на местах чаще приходилось довольствоваться самодеятельными переводами. Так, в Казани сохранился машинописный текст книги W. Goode, P. Halt "Methods of Social Research" (New York\ London, 1952). Прямые личные контакты тогда не могли получить широкого распространения даже между социологами Советского Союза и стран народной демократии, не говоря уже о контактах с западными учеными. Но это отчасти возмещалось деятельностью научного "Самиздата".

Другим направлением профессиональной деятельности социологов республики стало сотрудничество с практиками. Убеждаясь, что социологические исследования действительно могут дать оперативную, всестороннюю информацию, помогают осмыслить тенденции социальных изменений в масштабах предприятия, района, города, области, руководство в центре и на местах активнее начинало поддерживать социологов. На Втором Всесоюзном семинаре по социологическим исследованиям идеологической деятельности летом 1966 г. ряд партийных работников отметили необходимость организационной и финансовой поддержки социологических исследований, равно как и необходимость социологического просвещения руководящих кадров. В числе организаций, накопивших к этому времени положительный опыт такой работы, был отмечен и Татарский обком КПСС. При райкомах и горкомах партии создавались социологические службы или общественные советы по социологическим исследованиям. Так, в течении ряда лет общественный совет по социологическим исследованиям Вахитовского РК КПСС г. Казани изучал эффективность политической и экономической учебы, воспитательной работы с населением по месту жительства, организацию быта и отдыха в студенческих общежитиях района.

Надо отметить, что сама жизнь активно побуждала молодых и инициативных руководителей сверять эффективность своей работы с результатами опросов общественного мнения. Так, проведение в городе Нижнекамске в 1981 г. Всесоюзной научно-практической конференции "Педколлектив и личность" положило начало активному сотрудничеству руководителей и группы социологов города с Министерством образования страны, Академией общественных наук, известными социологами - Ж. Т. Тощенко, Г. Е. Зборовским, В. Э. Войковым и др. Поиски наиболее эффективных форм взаимодействия таких социальных институтов общества, как семья, трудовые коллективы, коллективы по месту жительства населения, в социализации молодежи и подростков привели к созданию в городах Нижнекамске, Альметьевске, Казани социально-педагогических комплексов. Опыт их работы был обобщен Академией педагогических наук страны. Проблемы социологии образования исследуются в настоящее время не только казанскими социологами, но и специалистами из городов Нижнекамска, Набережные Челны, Альметьевска.

Важнейшее значение в этот период социологи Татарстана придавали подготовке и воспитанию молодых научных кадров. С 1970 г. курс методологии и методики конкретных социологических исследований читался на отделении научного коммунизма КГУ. В 1972 г. начинается социологическое обучение практических работников. При Советском райкоме партии г. Казани организуются занятия с работниками аналитических служб предприятий, строительных организаций и учреждений района. В 1973 г. открывается "Школа социолога" на Камском автомобильном заводе.

Молодые социологи республики проходили полевую практику и за пределами Татарстана: в Ленинграде под руководством В. Т. Лисовского, в Горьком - С. С. Балабанова, в Эстонии - М. Х. Титмы, Я. А. Леймана, Ю. А. Пярнитса и др., в Латвии - А. И. Иванова. В 1982 г. в рамках Поволжского отделения Советской социологической ассоциации был образован ее Татарстанский филиал. Под его эгидой при Доме политпросвещения Татарского ОК КПСС открылась двухгодичная "Школа социолога".

Тормозом для развития социологии оставалось долгое время отношение к ней как к дисциплине сугубо эмпирической и потому только обслуживающей другие общественные науки посредством своей методики и исследовательских процедур. Социология продолжала развиваться преимущественно на общественных началах. Зачастую социологические исследования использовались лишь для иллюстрации тех или иных умозрительных выкладок.

Известная неопределенность в развитии отечественной социологии продолжалась до 1988 г., когда было принято постановление ЦК КПСС "О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского общества", означавшее конституирование социологии в качестве самостоятельной науки. В 1990-е гг. курс социологии постепенно вводится во всех вузах, многих средних общеобразовательных и профессиональных учебных заведениях республики. Создаются кафедры, социологические исследовательские центры и лаборатории. К 2000 г. в Татарстане действовало четыре совета по защите кандидатских диссертаций по социологическим специальностям. В республике работают 15 докторов и 100 кандидатов социологических наук. Начали выходить монографические исследования, завоевавшие признание научной общественности России, оригинальные учебники и учебные пособия. Казань стала центром подготовки квалифицированных социологических кадров для ближнего и дальнего зарубежья. Здесь проходили защиты диссертаций социологами Казахстана, Вьетнама, Лаоса, Эфиопии. Установились прочные международные связи татарстанских социологов. Огромную роль в их формировании и развитии сыграли созданные в это время Центр социологии культуры КГУ (С. А. Ерофеев и Э. С. Рахматуллин) и Институт культуры мира ЮНЕСКО при КГФЭИ (Э. Р. Тагиров).

Социологи Татарстана вносят заметный вклад в развитие теории и практику исследования актуальных проблем постсоветского социального пространства, в научное сопровождение процесса реализации национальных проектов. Активно разрабатываются вопросы методологии и методики применения социального конструирования, обеспечивающие современное видение социальной действительности. В рамках формирующейся социологии муниципальных образований ряд ученых успешно работают над парадигмой социального управления, основанной на дифференцированном подходе к задачам, методам и организации работы органов государственной власти и муниципального управления. Татарстанские социологи разрабатывают проблематику формирования и развития социологии молодого города и, в частности, теорию и методологию исследования особенностей социальной динамики в полиэтническом регионе. Разработана оригинальная концепция и методика изучения и мониторинга качества жизни горожан и качества социального потенциала региона в целом, основанная на комплексном, междисциплинарном подходе к проблеме. Добавим, что социологи города Альметьевска предложили концепцию "ресоциализации" городской молодежи.

В рамках национальных проектов социологи республики работают над проблемами социологии села, образования, здравоохранения. Они выступили инициаторами внедрения в российские социальные практики принципов культуры мира, разработанных ЮНЕСКО, использования их в качестве методологической основы для изучения и оптимизации конфессиональных, межэтнических отношений, проблем модернизации образования и т.д. Они стали также одними из пионеров отечественной конфликтологии. Примечательно, что первый международный конгресс конфликтологов проходил именно в Казани.

В последние годы с участием социологов были разработаны "Критерии оценки профессиональных и личностных качеств государственных и муниципальных служащих Республики Татарстан", ряд методических рекомендаций для органов местного самоуправления. Были осуществлены или находятся в стадии реализации научно-исследовательские проекты "Оценка трудового потенциала организации", "Город и власть", "Проблемы трудоустройства молодежи", "Проблемы социальной напряженности в российском обществе", "Семья, религия, молодежь", "Качество образования: личностные мотивы выпускников вузов и требования рынка труда", "Общество и жизненные стили: на пути к гармонизации субкультурных сообществ", "Исследование качества социального потенциала региона", "Социальное самочувствие населения муниципального района" и др.

Становятся традицией такие Всероссийские конференции, как Казанские социологические чтения (проводятся с 2005 г.), Адлеровские чтения (проводятся на базе Альметьевского государственного нефтяного института с 2006 г.), конфликтологические конференции в КГТУ (проводятся с 2007 г.) и др.

Одним из приоритетов социологического сообщества региона является забота о подготовке и воспитании молодых кадров исследователей. Сегодня в аспирантуре вузов республики по социологическим специальностям обучается около 150 человек. Ежегодно в Республике защищается 20 - 25 кандидатских и докторских диссертаций по этой научной дисциплине. В 2008 г. возобновилась деятельность постоянно действующих семинаров и мастер-классов по проблемам теоретической и прикладной социологии, методологических и методических семинаров для молодых социологов Татарстана.

Большое значение придается организации и активизации научно-исследовательской работы студентов. Они принимают активное участие в различных научных конференциях, конкурсах научных работ. Активно работают студенческие социологические лаборатории в ряде научных центров.

Еще одно направление исследований - участие в комплексных научно-прикладных программах и международных проектах (разработка концепции татарстанской семьи, Программа развития образования в РТ, Республиканская комплексная программа профилактики наркотизации населения РТ, российско-финский семинар по идентичности и бытовому расизму среди молодежи и пр.). Активно развиваются научные контакты социологического сообщества РТ с учеными Франции (Центр подготовки управленческих кадров в Лилле, парижские университеты, Французская академия наук), Германии (Институт мировой экономики в Киле), Турции (Стамбульский университет), США, Великобритании, ЮАР, Китая, Пакистана, Египта, Ирана и ряда других стран.

Под углом зрения отмеченных направлений деятельности ученых региона Научным Советом по социологии АН РТ принят разработанный творческой группой под руководством А. Н. Ершова комплекс мероприятий по пропаганде и популяризации социологических знаний. Сегодня работа татарстанских социологов в значительной степени координируется и интегрируется в рамках данного проекта. Опираясь на достигнутое, развивая накопленные традиции творчества в области социологии, они стремятся добиться нового качественного уровня социологических исследований в Республике, укреплять их связь с практикой, запросами социума.

 

*   *   *

 

Статья А. Н. Ершова " НАПРАВЛЕНИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОСИСТЕМЫ МОНОГОРОДА КАК ФАКТОРА ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ"

Отечественная социологическая наука во многом реализует «управленческий» подход к оценке развития экосистемы, в то время как совершенно недооцениваются закономерности города как самоорганизующейся, саморегулирующейся социально- территориальной системы1 . По справедливому замечанию А. Л. Куравина, исследующего эколого-управлен-ческий потенциал региона, состояние социоприродной среды зависит не только от биоразнообразия, но и от разнообразия и зрелости культуры социума, степени достижения коэволюции — гармонизации отношений природы и человека. С этой целью, полагает ученый, необходимо проведение социально-экологического мониторинга по ряду направлений.

Объектом управленческого воздействия в нашем случае является качество жизни населения моногорода, а средством воздействия — экосистема моногорода, оказывающая влияние на качество жизни. Иными словами, воздействуя на развитие экосистемы и гармонизируя отношения «человек — экосистема», субъект управления тем самым осуществляет влияние на процесс улучшения качества жизни населения моногорода.

Совершенствование качества жизни населения в условиях монопромышленного города Набережные Челны через регулирование экосистемы города предполагает несколько групп процессов, лежащих в основе целенаправленного воздействия: улучшение демографических данных через совершенствование показателей здоровья и продолжительности жизни населения; улучшение социального здоровья; создание условий для комфортного отдыха и восполнения физических и душевных сил горожан.

Важнейшим направлением улучшения качества жизни населения моногорода через сохранение и укрепление экосистемы является улучшение демографических показателей. Особую значимость здесь имеют повышение продолжительности жизни населения и укрепление социального здоровья. В связи с этим планировка городской экосистемы напрямую влияет на этот параметр качества жизни: строительство спортивных объектов,расширение зон отдыха, озеленение микрорайонов города выступают приоритетными направлениями регулирования городской экосистемы.

В контексте оптимизации городской экосистемы важным регулятором качества жизни населения становится создание комфортных условий проживания и отдыха, организация рекреационных зон, расширение возможностей культурного саморазвития горожан. Возможность посещать культурные мероприятия — один из критериев качества жизни населения города. Он показывает, насколько у горожан развиты эти потребности, а также наличие объективных возможностей для их реализации.

Для изучения влияния городской экосистемы на качество жизни горожан через отдельные компоненты системы мы провели социологическое исследование «Экомимтема как фактор качество жизни населения моногорода». В качестве методов сбора первичной социологической информации использовались: массовый опрос по репрезентативной выборке с охватом всех основных категорий жителей г. Набережные Челны с соблюдением квот по полу и возрасту, экспертный опрос руководителей промышленных предприятий города и организаций, обслуживающих его инфраструктуру.

Генеральная совокупность определялась на основе данных государственной статистики о численности населения города в возрасте от 18 лет и старше (официальные данные переписи населения 2010 г.). Объем выборочной совокупности составил 450 чел. Отбор экспертов (12 чел.) осуществлялся методом «снежного кома». В число экспертов вошли руководители крупных промышленных предприятий города и организаций, обслуживающих его инфраструктуру. Критериями отбора экспертов послужили: руководящая должность, стаж работы на данном предприятии не менее 3 лет, компетентность в вопросах регулирования экологической среды промышленными предприятиями.

Наши исследования, отраженные в табл. 1, показывают, что жители города возможностями проведения культурного досуга скорее не удовлетворены: 50% из них отмечают, что хотели бы чаще посещать культурные мероприятия.

Результаты исследований, регулярно проводимых в г. Набережные Челны, позволяют констатировать недостаток таких компонентов культурно-досуговой сферы, как музеи и выставочные залы (29,8 %), театры (26,5 %) и кружки по интересам (26,0 %). Молодежные клубы востребованы у 16,9 % опрошенных. Каждый десятый житель города считает недостаточным количество библиотек (10,9 %) и домов культуры (10,6 %). Можно с уверенностью сказать, что достаточно полно развита сеть кинотеатров, кафе, ресторанов, бильярдных клубов и боулинга, так как потребность в этих учреждениях у жителей достаточна минимальна (6,3, 2,8 и 2,3 % соответственно) 3 . Таким образом, планирование городской экосистемы с точки зрения повышения возможностей ее влияния на культурное развитие горожан явно слабое.

Важным направлением развития экосистемы, с точки зрения ее влияния на качество жизни горожан, является создание условий для развития ее саморегуляции. Формирование саморегулирующейся экосистемы напрямую восходит к вопросам проектирования и строительства экополиса и подразумевает экологизацию деятельности человека во всех направлениях. Однако, по мнению Н. А. Васильевой, строительство подобных экополисов пока не представляется возможным в силу господства потребительского отношениячеловека к природе и наличия у него потребностей к максимальному использованию всех благ цивилизации.

Правовое регулирование экологического развития города — одно из ведущих направлений развития качества жизни горожан через регулирование экосистемы. На современном этапе цели и задачи экологической политики в городе крайне сужены и ограничиваются локальными проблемами, не затрагивая основополагающих принципов природопользования, а сама экологическая политика понимается достаточно узко.

Усиление влияния субъектов экосистемы на качество жизни горожан должно происходить, по мнению экспертов, «через построение понятного и четкого взаимодействия». В связи с этим следующим направлением регулирования городской экосистемы выступает создание механизма управления экосистемой как процесса многостороннего взаимодействия на основе принципа социального партнерства. Важная роль здесь отводится общественности (гражданам и их объединениям, движениям). Результаты опроса экспертов показывают, что роль общественных объединений и движений экологической направленности крайне низка: «А какие у нас естъ экологические организации? Я не знаю о таких» (Инт.); рядовые горожане в большинстве (65,0 %) также затруднились назвать организации, реализующие функции проэкологической деятельности в городе.

Одна из значимых целей в процессе улучшения качества жизни населения через регулирование экосистемы моногорода — воздействие на ее ментальный компонент, т. е. экологизация массового и профессионального сознания. Ведущую роль в этом процессе играет система образования и воспитания, которая нуждается в реформировании.

 

*   *   *

 

ИНТЕРВЬЮ А. Н. ЕРШОВА ГАЗЕТЕ "РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН"

"Социология служит не правде, а истине"

Наверняка не найдется человека, который бы не знал, что такое социологический опрос. Но ограничивается ли роль социологии только подобными опросами? И почему среди нас так много людей, которые ни разу не попадали под такие исследования? И насколько достоверна информация, которую мы получаем от социологов? Обо всем этом – наш разговор с вице-президентом Российского общества социологов, председателем научного совета по социологии Академии наук РТ, профессором Андреем Ершовым.

– Андрей Николаевич, как вы оцениваете роль, которую играет социология в современном российском обществе?

– Начну с того, что с точки зрения социологии «роль» – это то, чего от нас ждут и что мы, ориентируясь на ожидания, предлагаем. Поэтому, чтобы играть роль, удачную с точки зрения публики, надо в первую очередь понять, чего эта публика ждет, и сообразовывать свои действия с этими ожиданиями. Но публика недостаточно информирована о возможностях социологии, поэтому ее ожидания не всегда адекватны. Социология не решает практических проблем. Она их изучает, то есть выявляет причинно-следственные связи, на этой основе прогнозирует возможные направления развития изучаемого объекта и обосновывает способы воздействия на него. При этом любое научное знание носит вероятностный характер: при таких-то условиях объект, скорее всего, будет развиваться так-то и так-то, а такой-то способ воздействия на него приведет к таким-то и таким-то результатам. Но при изменении условий, хотя бы и вследствие случайных воздействий, картина происходящего изменится. Таким образом, социология в принципе не может дать однозначных ответов на все вопросы, которые сохраняли бы свою актуальность независимо от того, что происходит в обществе. К тому же социологи не только изучают общественное мнение посредством опросов (кстати, не каждый опрос можно назвать социологическим), но и ведут наблюдения, работают с документами, проводят эксперименты и так далее. У нас же если слышат «социология», то подразумевают исключительно опрос…

 – Социологию иногда называют служанкой политики. Велика ли, на ваш взгляд, политическая ангажированность современной социологической науки?

– Выдающийся немецкий социолог Юрген Хабермас требовал различать истинность и правдивость. Истинно то, что соответствует объективной реальности. Правда – это то, что соответствует позиции субъекта. Объективная реальность – одна на всех. Отношение к ней, ее видение – различны. Но наука служит не правде, а истине! Политические же партии и движения выражают именно «правды» (во множественном числе). К чести большинства социологов, они стремятся все же к истине и часто оказываются в положении публицистов XIX века, которые и в подцензурной печати находили возможность «глаголом жечь сердца людей». Но сегодня мы настолько заняты собственными делами, что вчитываться в чьи-то рассуждения просто некогда. Поэтому, знакомясь с материалами социологических исследований, мы, как правило, бегло пробегаем текст и выхватываем то, что зацепило, подтверждая или, напротив, открыто противореча нашей «правде». То есть подлинно научная социология даже читающей публике известна плохо, отсюда и мнение о социологии как о «служанке политики». Хотя политическое «прислужничество» нетипично не только для социологии как науки, но и для большинства конкретных социологов.

  • По моему глубокому убеждению, свобода информации не должна противоречить интересам большинства. Если большинство не готово принять некую информацию, то такая публикация может и должна расцениваться как подстрекательство к антисоциальным действиям

– Насколько репрезентативны результаты социологических исследований? Ведь многие люди, знакомясь с ними, говорят: меня никто никогда ни о чем не спрашивал…

– Я уже отметил, что социологию нельзя сводить только к опросам общественного мнения. Социолог может и никого не опрашивать, а, изучая, например, экономическую документацию, добиться вполне достоверного и научно обоснованного результата. В опросе же важно не количество, а качество. Советский социолог Владимир Паниотто, ныне живущий и работающий в Киеве, доказал, что вполне репрезентативным для любой генеральной совокупности – хотя бы и для всего человечества – может быть профессионально грамотный опрос всего лишь около четырехсот респондентов! Редко когда нужно опрашивать всех, имеющих отношение к исследуемой проблеме. Существуют хорошо известные специалистам правила составления, проверки и даже «ремонта» выборки. В нее включаются те, кто в наиболее концентрированной форме воплощает в себе наиболее типичные черты изучаемой социальной группы. И очень важно проверить результаты исследования или повторным опросом, или, еще лучше, с помощью иного метода. Если результаты повторного исследования расходятся с первоначальными в пределах статистической погрешности (пять – пятнадцать процентов), результат признается научно обоснованным, достоверным.

 – Кто проводит социологические опросы? Кто и как оплачивает эту работу?

– Вы затронули больную тему. Во-первых, социологические исследования, в том числе, разумеется, и опросы, проводятся как по заказу, так и в инициативном порядке. Когда в Казани действовали четыре диссертационных совета по социологии (при КГУ, КГЭУ, КГТУ и КГФЭИ, как назывались в то время вузы, при которых они существовали), то ежегодно защищались 20–25 кандидатских и три – четыре докторские диссертации. И никто не организовывал и не оплачивал эти работы, хотя требование, чтобы диссертация основывалась на данных самостоятельного оригинального исследования, является обязательным. Уже этот пример показывает, как много инициативных исследований проводят социологи. Они их не только организуют, но и сами изыскивают средства на их проведение, хотя как платят нашим ученым – общеизвестно.

Во-вторых, если речь заходит о заказных исследованиях, то и здесь не все просто. Дело в том, что диалог заказчика и социолога всегда начинается с выяснения целей заказчика и соотнесения их с возможностями социолога. К сожалению, перед социологами иногда ставятся задачи, которые не могут быть решены социологией, по крайней мере, здесь и сейчас. Не все это понимают. Но желание поработать с социологами, интерес к результатам конкретных социологических исследований у потенциальных заказчиков есть. Вопрос в том, где взять на них деньги. Социологические исследования, проводимые серьезными специалистами, должны достойно оплачиваться. Но по социологии больно ударил мировой финансовый кризис. Так что ответ на ваш вопрос во многом связан с общим положением в стране и мире, а не с позицией отдельных лиц.

  • В Татарстане то, что рассматривается в качестве инновации для российской социологии, уже составляет основу вполне сложившихся научных школ и направлений

– Влияет ли, на ваш взгляд, публикация результатов опросов общественного мнения на поведение граждан? Отслеживают ли социологи это влияние?

– Известна так называемая теорема Томаса: если люди что-либо считают действительным, это становится действительным. Человек поступает так, как он считает целесообразным поступать в данной ситуации, а понимание ситуации складывается не только из жизненного опыта личности. С развитием общества все возрастающую роль в формировании представлений человека о мире, себе самом, своем месте в этом мире играет опыт других людей. Тот же Робинзон не смог бы выжить на острове, если бы не использовал знания, накопленные, сохраненные и переданные ему всеми предшествующими поколениями. Поэтому, как бы мы ни пытались проявлять свою индивидуальность, все равно стремимся не отрываться от сообщества, оставаться включенными в определенную социальную среду. Таким образом, общественное мнение просто не может не влиять на людей. Это влияние может быть различным по форме, по глубине воздействия и результатам, но оно есть всегда. Нельзя отследить влияние отдельной публикации, однозначно утверждать, что те или иные изменения в структуре общества или поведении людей вызваны именно публикацией результатов социологических исследований. Но в ряду прочих факторов, влияющих на социальное поведение, таким публикациям принадлежит не последняя роль. Поэтому мы должны постоянно задаваться вопросом: «Как слово наше отзовется?..»

– Может ли это потенциальное влияние как-то сказаться на том, в каком виде будут (и будут ли) обнародованы эти результаты?

– Безусловно, сказывается. Социолог должен постоянно чувствовать и осознавать свою социальную ответственность. А это значит, что, публикуя результаты своих исследований, он должен руководствоваться мудрым принципом «не навреди». Поэтому не всегда и не все надо публиковать. По моему глубокому убеждению, свобода информации не должна противоречить интересам большинства. Если большинство не готово принять некую информацию или не готово сделать на основе этой информации конструктивные выводы, то такая публикация может и должна расцениваться как подстрекательство к антисоциальным действиям.

С другой стороны, я выше коснулся проблемы заказных исследований и ограниченности позиций заказчика. Как вспоминает известный российский социолог Валерий Мансуров, ныне президент Российского общества социологов, не раз и не два результаты опросов или вообще не публиковались, или публиковались в весьма урезанном виде. И здесь позиция заказчика оказывается далеко не всегда обоснованной с точки зрения научной социологии. Думаю, вопрос о публикации результатов социологических исследований, их формах и объеме должен решаться в режиме диалога заказчика и социолога.

– Каковы сегодня основные проблемы социологии и социологов?

– Осенью 2012 года в Уфе состоялся IV Всероссийский социологический конгресс «Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие». На нем было представлено более тысячи докладов и сообщений. И ответ на этот вопрос во многом содержится в материалах конгресса. В ряде докладов остро ставился вопрос о расширении объекта социологических исследований. Речь идет о повороте от общности – к личности, от группы – к человеку. Безусловно, социология была и остается наукой о социальном, а не об индивидуальном. Но социологи часто стали забывать, что все социальное проявляется в действии, а действует преследующий свои цели человек.

Много лет тому назад Татьяна Заславская и Розалина Рывкина в книге «Социология экономической жизни» определили различие между экономическим и социологическим подходами к человеку. Суть экономического подхода в том, что человек рассматривается как элемент производительных сил, то есть как винтик в известном механизме, которым можно манипулировать и который не может иметь права самостоятельного голоса. В социологическом плане человек рассматривается как субъект, руководствующийся в своей деятельности собственной системой интересов, ценностей и мотивов. Сегодня этот подход стал настолько актуальным, что начал определять инновационный взгляд на объект социологии в целом. А в Татарстане то, что рассматривается в качестве инновации для российской социологии, уже составляет основу вполне сложившихся научных школ и направлений.

Пятьдесят лет назад возрождение социологии в Татарстане как раз и начиналось со становления социологического подхода к человеку в системе экономических отношений. Эта проблематика продолжает развиваться в работах многочисленных казанских ученых. Таким образом, инновационные подходы в татарстанской социологии уже сложились и развиты лучше, чем в большинстве регионов Российской Федерации. У нас есть понимание учеными сложившейся ситуации, того, в каком направлении надо искать решение назревших проблем. Хорошо развит интеллектуальный потенциал. Но есть и резервы роста. Это приоритетность качества образования и необходимость заинтересованного и взаимовыгодного диалога ученых и власти. Социологам Татарстана есть что сказать. Но нам хотелось бы быть услышанными.

Автор статьи: БОРИСОВА Елена
Дата: 04.07.2013
Выпуск:
№98 (27515)